«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 30
Всех: 32

Сегодня День рождения:

  •     Sandra (03-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2776 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Без определенного местожительства... 3

                                                                                                                                                                                                      8

     

    Раньше у Доцента была любимая жена, любимая работа, квартира в центре города. Эта счастливая жизнь закончилась внезапно, в тот миг, когда он узнал об измене жены. Уже на свадьбе к нему пришло непривычное, тревожное сознание того, что теперь не только он, но и еще один человек, его жена, распоряжается его честью. Но это были лишь теоретические рассуждения, и он верил, что они такими и останутся. Тем сильнее оказался удар. Он развелся, квартиру оставил жене, сам снял комнату. Раньше он практически не пил, теперь пристрастился к водке. Его уволили из школы. Хозяева за неуплату выставили его за дверь. Это случилось зимой. У него не было в Бишкеке ни родственников, ни друзей. Он сидел на уличной скамейке, запорошенный снегом, дрожащий от холода. Ждал, что кто-нибудь подойдет к нему, поинтересуется, что с ним, предложит помощь. Однако прохожие равнодушно проходили мимо. И он вдруг понял, что его от всех этих людей отныне отделяет непреодолимая черта. Он отверженный, изгой. Он и они существуют в разных мирах. Ему стало страшно. Он пошел к одному своему бывшему коллеге, Петрову, но дома никого не оказалось. Приближалась ночь, мороз усиливался. Очень хотелось есть. Он стал бесцельно бродить по улицам, ходьба согревала. Возле одной мусорной кучи у костра грелись бомжи. Попросив разрешения, он подсел к ним. Его угостили самогоном…   Очнулся он на бетонном полу в каком-то подъезде. На одной ноге была пушистая домашняя тапочка, на другой – дырявый носок. Сколько времени прошло, как он здесь оказался, он не помнил. Чувствовал он себя совершенно больным. Видимо, он и отравился самогоном, и простудился.

    – Ишь разлегся! Гнать его надо в шею! –  раздался внезапно сверху, со второго этажа, визгливый женский голос. Возмущение, презрение, гадливость слышались в нем.

    Кто-то толстый, с усиками, перегнулся через перила, лениво пробасил:

    – Мужик, вали отсюда! По-хорошему.

    Он с трудом поднялся. Грязный костлявый котенок, такой же бездомный, как и он, крутился у ног и жалобно пищал. На первом этаже открылась дверь. К нему спустилась женщина средних лет с кружкой горячего чая в одной руке и с блюдцем с блинами – в другой.

    – Вот, подкрепись. И давай, дуй отсюда потихоньку. Вот возьми.– Она сунула ему в карман двадцать сомов.

    – Очень… благодарен…

    – Да ты разутый! Я сейчас.

    Она ушла. Он дрожащими руками отрывал от блинов куски и одни отправлял себе в рот, другие бросал котенку. Женщина принесла старые ботинки, помогла надеть и ушла. Минут пятнадцать он выходил из подъезда: ноги отказывались служить. Мимо прошел усатый.

    – Ты еще здесь? Чтоб через пять минут тебя не было! – В его голосе зазвучала угроза.

    – Да что я сделал? – пробормотал он вслед  усатому.

    Еще четверть часа ушло на то, чтобы пройти несколько метров по двору. Правой рукой он цеплялся за штакетник, в левой зачем-то держал тапочку. Котенок не отходил от него ни на шаг. Ботинки были малы. Он потопал ногами, чтобы вбить пятки в ботинки. На это ушли последние силы. Он почувствовал, что может умереть в любую минуту. Посмотрел украдкой на окна, надеясь увидеть ту женщину. Сейчас из всех людей на земле только ей его судьба небезразлична, казалось ему, только она может его спасти. Но ее не было видно. Он вернулся в подъезд, свернулся калачиком на прежнем месте. Котенок улегся на нем и немного согревал. Вскоре пришли какие-то шумные женщины, с грубой шутливостью попытались поднять его и выпроводить. Убедившись, что он в самом деле не может идти, оставили в покое. Приехала «Скорая», но врач отказался его забирать. »Экстренного лечения не требуется,– сказал он.– Ни одна больница не примет». «Скорая» уехала. Ночью ударил мороз. Он всем своим существом ощутил, как из него уходит жизнь. И тогда он закричал, вернее, взвыл. На первом этаже хлопнула дверь. К нему спустилась та женщина. Принесла стакан водки, закуску, старое одеяло. Она была немного навеселе. Он выпил, и по телу разлилось живительное тепло. Женщина сказала что-то ободряющее, забрала посуду и ушла. Она его спасла. Проснувшись на рассвете, он почувствовал себя лучше. Заковылял на улицу. Котенок увязался было за ним, но скоро отстал. Тех бомжей он не нашел, прибился к другим. Так начиналась его новая жизнь. Она длилась уже три года.

     

     

                                                                                                                                                                                                       9

     

    Утром к Доценту подошла Наташа, спросила застенчиво:

    – Можно, я с вами пойду?

    В этот день они собирали бутылки вдвоем. Вечером после обычной выпивки у Каная девушка проводила шатающегося Доцента до его плиты и робко сказала:

    – Можно, я здесь останусь?

    Больше они не расставались. Оба ухватились за эту любовь как утопающий за соломинку. Наташа верила, что это чувство не даст ей погубить душу. Доцент ощущал, как крепнет его воля, его решимость изменить свою жизнь.

    – Всем они друг другу подходят,– умиленно шамкала Валька.– Они даже не матерятся.

    Наверное, самое здоровое психическое состояние человека  – это безумное состояние любви. Доцент бросил пить! Первое время он страдал, не находил себе места. Затем, исследуя свое внутреннее состояние, стал удивляться:

    – Вот сейчас я трезв, а радости больше, чем отрицательных эмоций. Несколько лет такого не было…   Я ведь много раз бросал. И больше суток не выдерживал. Сразу вспоминалось все плохое. И столько негативных чувств накапливалось, что сердце, казалось, не выдержит, разорвется. И я снова пил. А сейчас мне водка не нужна. Наташа, ты меня спасла!

    Как-то они с китайскими сумками за плечами шли вдвоем по улице, ища глазами контейнеры. Наташа уже мало отличалась от других бомжей: грязная одежда, немытые волосы. Неожиданно Доцент остановился, развернулся и зашагал назад. Девушка догнала его, заглянула с тревогой в лицо.

    – Что, Андрюша?

    – В том доме я жил.

    Они  молча прошли полквартала.

    – Андрюша, а квартира до свадьбы была твоей? – осторожно спросила она.

    – Да.

    – Тогда по закону она тебе принадлежит.

    – Я живу по своим законам, Наташа. Разводиться я захотел, значит, я и должен был уйти. Не хочу об этом вспоминать.

    Она посмотрела на него своими мягкими карими глазами. В них был упрек и в то же время – любовь и понимание. Больше они к этой теме не возвращались.

    Любовь придает людям смелость. Доцент решился сходить к Петрову. Он и раньше несколько раз собирался было к коллеге, но мысль, что дверь могут открыть жена или дочки Петрова и увидеть его в таком виде, останавливала его. С помощью Наташи привел себя и свою одежду, насколько это было возможно, в порядок. Канай дал ему плащ. Визит оказался на редкость удачным. Пять владельцев дач, в том числе Петров, искали сторожа. При прежнем, пьянице, дачи три раза обворовывали. Петров порекомендовал Доцента.

    Они с Наташей перебрались сюда на другой день. Петров предоставил им времянку на своем участке, дал одежду из своего гардероба. Доцент получил аванс. Петров уехал.

    Они не верили своему счастью.

    – Это первый этап,– говорил Доцент.– Потом я документы восстановлю. В школу вернусь. Квартиру снимем.  Ты учебу продолжишь.

    Во второй половине дня пошел мелкий дождь. Доцент засобирался в город.

    – Канаю плащ надо вернуть.

    Девушка переменилась в лице.

    – Да он его тебе, наверно, подарил.

    – Он этого не говорил.

    – Андрюша, не нужно туда ездить! У меня предчувствие нехорошее!

    – Ничего теперь со мной не случится, Наташа,– улыбнулся Доцент.– Вектор моей жизни поменялся.

    – Лучше вместе поедем.

    – Нельзя. Я обещал, что здесь всегда кто-нибудь будет.

    – Тогда я отвезу.

    – Ну что ты. Тебе там одной появляться не надо. Не беспокойся, я только отдам плащ – и назад.

    Он поцеловал ее и ушел. Она опустила голову.

     

     

     

     

                                                                                                                                                                                                    10

     

    Как и рассчитывал Доцент, бомжи уже были на месте: дождь заставил их вернуться пораньше. Пили водку. Предложили и ему. Он отказался, хотя ему очень захотелось выпить. У Доцента было чувство, что только выпив, он сможет в полной мере ощутить свое счастье. Сейчас же какая-та доля его «я» словно не участвовала в его новой жизни. Однако он и самому себе не признавался в этом желании и без труда поборол его. Доцент снял плащ  – пиджак под плащом был приличен, но мал ему,– протянул Канаю.

    – Да я его тебе насовсем дал,– удивился тот.

    – Теперь он тебе нужнее,– настаивал Доцент. Канай взял плащ.– А Валя где?

    – Шляется где-то,– ответила Ырыс.– С утра бухая: Куклу ее поезд переехал.

    Бомжи поделились с ним последними новостями. Они узнали их от Назгуль-эдже: ее родственник работал в милиции. Толян и Руслан сидели в следственном изоляторе. Их подозревали в убийстве Склеротика и Егорыча  – почерк был один и тот же: обоих сначала били, в полсилы, затем перерезали горло – и грабежах. Толян сознался, что ограбил троих в сговоре с проститутками. Те  приводили клиентов в условленное место. Награбленным он делился с сутенерами..

    – Одну проститутку тоже задержали. За соучастие,– с каким-то удовлетворением сказала Ырыс.– Перизат эту самую.

    – Это ее заставили,– вмешался Канай.– Она же тихая, безответная.

    Ырыс  только махнула на него рукой и продолжала:

    – Толян сказал, что вытащил у Егорыча шестьсот сомов. Но клянется, что никого не убивал. Руслан отрицает все.

    Доцент выслушал и собрался уже уходить, как вдруг увидел бегущую к ним Светку.

    – Доцент, выручай! – Она подскочила к нему.– На Толика еще и старикана того, Склеротика, вешают! Раз отсидел – все на него можно валить! А ты же в тот день, когда Склеротика замочили, с Толиком и Русланом кантовался, весь день. Вспомни! Ты им еще железку помог нести. Толик тебе еще вечером морду набил. За то, что за меня заступился.

    – Что днем было – помню.

    – Так днем и надо. Деда в полдень пришили. Так установили…  Доцент, дай показания! Только скажи, что вы в тот день вместе были. Пойдем, здесь недалеко.

    Доцент колебался. Ему не хотелось идти в милицию, все его существо восставало против этого.

    – Что ты, Светка, несешь? – вмешалась Ырыс.– Кто его будет слушать?

    – Еще и его заметут,– добавил Канай.

    – Да заткнитесь вы! – прикрикнула на них девочка.

    – Не ходи, Доцент. Не смеши людей. Твои показания ни на что не повлияют,– присоединился к ним Митрич.

    Светка злобно выругалась.

    – Если старика не он замочил, значит, и Егорыча – не он: мочили же одинаково!– Девочка зашмыгала носом, схватила Доцента за руку.– Дядя Андрей! Пожалуйста!

    Ее горе было неподдельным: тот скудный запас любви, каким ее наделила природа, она целиком отдала Толяну.

    – Пошли! – сказал Доцент.

    – Плащ надень,– посоветовал Канай.– Для солидности.

    – Одень, Доцент, одень! – подхватила Светка.– А то ты в этом пиджачке как клоун. Ну дядя Андрей!

    – Если только с возвратом.

    – Вернешь, вернешь,– сказал Канай.

    Доцент надел плащ. Они направились к дороге.

    – Тогда уж и про ту нестыковку, Доцент, скажи,– проворчал им вослед  Митрич.– Про поезд.

    Светка остановилась.

    – Какой поезд?

    Ей объяснили.

    – Что же вы молчали? Вот гады! И про это расскажи, дядя Андрей. Обязательно! – И она чуть не потащила Доцента за собой.

    – Ну и дурак! – крикнула вдогонку Ырыс.

    Дождик постепенно прекратился. Прошел час, прошло полтора. Доцент не возвращался.

    – Еще в распределитель определят,– ворчал старик.– Это что за дела? Добровольно к ментам ходить. Без документов.

    – Доценту-то зачем возвращаться?  – сказала Ырыс.– К себе поехал.

    – Нет, он обязательно придет,– возразил Канай.– Плащ отдать. Я его знаю.

    – Крикнул кто-то! – вдруг воскликнула Ырыс, махнув рукой в сторону оврага.– Да?

    Канай и Митрич ничего не слышали.

    Минут через пять из-за плит показалась Светка. Она шла торопливо. Раза два оглянулась. Светка шмыгнула под плиту и забилась в угол.

    – Крик слышала?  – спросила Ырыс.– Ты же оттуда пришла.

    – Нет,– тотчас пролепетала девочка. Она словно ждала этого вопроса.

    – А Доцент где?

    Светка не ответила, лишь смотрела на бомжей широко открытыми испуганными глазами. Только выпив водки, она заговорила. Девочка сбивчиво объяснила, что час ждала на перекрестке, когда выйдет из отделения милиции Доцент. На нее обратили внимание милиционеры. Она, не дождавшись Доцента, ушла.

    Митрич внимательно посмотрел на нее.

    – Не ментов же ты так испугалась? Что-то тут не так.

    Светка промолчала. Больше от нее ничего не добились.

    Наконец, явился Доцент. Он был взволнован и мрачен.

    – Всякое хамство ненавижу, но милицейское – особенно! Его надо каленым железом выжигать!

    Светка не бросилась к нему с расспросами, а продолжала молча сидеть в углу. Канай протянул Доценту стакан.

    – Выпей, успокойся.

    Тот выпил, но не успокоился. Доцент стал рассказывать. Час его заставили ждать. Потом выслушали. Недоверчиво, с ухмылочками. В кабинет зашел тот самый капитан. Опять он был в плохом настроении. Узнав, в чем дело, разозлился еще больше. Учинил Доценту настоящий допрос, словно тот тоже был подозреваемым. Спрашивал грубо, с угрозами, срываясь на крик.

    Доцент не выдержал:

    – А почему такой тон?

    – Что-о? – не понял милиционер.

    – Почему такой вызывающий, беспардонный тон?

    Еще несколько дней назад Доцент, возможно, стерпел бы. Но теперь в нем возродилась гордость. Он был горд оттого, что больше не бомж, оттого, что его полюбила такая девушка, даже, может быть, оттого, что на нем сейчас опрятная одежда.

    Лицо капитана медленно наливалось кровью. Он вдруг взревел:

    – Пошел вон, ублюдок! Бомж вшивый!

    Доцента со смешочками вытолкали на улицу…

    – А ты какого приема ждал? – буркнул старик.– Так они два убийства раскрыли вроде, а тут ты приперся со своими показаниями. Я же предупреждал: не суйся туда!

    – Ну это ладно,–произнес Канай.– От этого никто не умирал. Лишь бы они там, скажем так, не били.

    – Скажи спасибо, что тебя отпустили,– заметила Ырыс. Увидев, что Канай наливает Доценту еще водки, воскликнула:– Да что ты ему стакан за стаканом? Он же быстро косеет.

    – Стресс снять.

    Через час Доцент был пьян. Время от времени он порывался встать.

    – Мне надо идти… Меня… Наташа ждет…

    Но тело его не слушалось, и он оседал на картон. Когда водка кончилась, Канай пошел к Назгуль-эдже. Деньги дал Доцент.

    – Люди обязаны быть… друг с другом… учтивыми… Ведь быть вежливым… ничего не стоит…– бормотал он.– С раннего детства… нужно вос… питывать… уважение к человеческой личности…   Как к святыне…

    Старик лишь мотал головой. Доцент завалился набок, подогнул колени к груди и затих. Через полминуты он вдруг вскинулся:

    – Он меня оскорбил!..  Негодяй!.. – И снова улегся.

    Неожиданно появилась Наташа. Увидев пьяного Доцента, ахнула. Он что-то пролепетал.

    – Андрюша, вставай! Пойдем.

    Доцент попытался приподняться, однако тут же свалился. Наташа с обреченным видом села рядом.

    – Он не хотел пить,– сказала Ырыс.– Это менты его расстроили.

    Вдруг прибежал растерянный Канай.

    – Вальку, скажем так, зарезали!

    Бомжи молча уставились на него.

    – К эджешке иду, смотрю: в овраге что-то валяется, в кустах. Подумал: тряпки. Возвращаюсь, пригляделся: нет, человек. Спускаюсь в овраг – Валька! Решил: набухалась. Только башка странно, скажем так, повернута. Гляжу:  у ней глотка перерезана!..  Что делать будем? Ментам, скажем так, сказать?

    – Да ты что! Тебя ж и загребут!

    Водку Канай все же принес. Все, кроме Наташи и Доцента, выпили. Долго молчали.

    – Кукла бы ее защитила,– сказала Ырыс.

    Митрич проницательно взглянул на Светку.

    – Ты небось знала.

    – Ничего я не знала,– поспешно и испуганно ответила девочка.

    Стало темнеть. Вдалеке, против оврага, остановился уазик. Засновали фигуры. Бомжи напряглись.

    – Сейчас сюда заявятся. Опять опознавать заставят.

    Но никто не пришел. Раза два раздался как будто детский визг. Рядом с уазиком остановился микроавтобус. Вскоре обе машины уехали. Прошло часа полтора. Снова появился автомобиль. Он затормозил против их плит.

    – Опять эта «лада»,– заметил Канай. – Сутенерская, скажем так.

    Из машины вышли трое, все высокие, широкоплечие, в кожаных куртках. Один направился к ним. Они узнали Руслана. Он подсел к ним, выпил. На Наташу Руслан демонстративно не обращал внимания.

    – Сейчас выпустили!  – сообщил он.– Попрощаться зашел.

    – А Толика отпустили?  – с надеждой спросила Светка.

    – Толяну – срок мотать. За грабежи…   А мокруху с нас сняли. Поймали убийц!.. Не поверите.– Он выдержал паузу.– Это малолетки наши! Вальку сегодня замочили. И тех двоих – они. Сразу раскололись, щенки.

    – Не может быть,– покачал головой Канай.– Наши пацаны?

    – Я реально видела, как Алик Вальку резал,– неожиданно заговорила Светка. – Когда я от ментов сюда шла… Она бухая в овраге валялась. Сначала пинал, Димона и Беку тоже заставил. Потом зарезал. И Склеротика – он. И Егорыча. Сам мне сейчас похвастался. Он же отморозок. Беспредельщик! Ему надо, чтобы все перед ним дрожали…  И хромого этого хотел прирезать. До Егорыча еще, в тот же день. Но пожалел, только побил да припугнул. Уж очень тот упрашивал, чтобы его не убивали. А Алик это любит…   Сказал, бошку мне отрежет, если проболтаюсь. Теперь подумает: я его сдала…  – Ни к кому не обращаясь, она тихо добавила: – Тетки те, значит, навели. Они, значит, видели.

    – Ты, Светка, нас держись.– Руслан качнул головой в сторону машины.– С нами не пропадешь. В нормальной хате жить будешь. О Толяне забудь: грабежи по-любому на нем висят…

    – Тебя тогда почему освободили? – Девочка зашмыгала носом.– Вы же вместе всегда ходили…

    – А ну цыц! – повысил голос Руслан.

    Машина погудела. Доцент пошевелился и открыл глаза.

    Руслан встал и первый раз взглянул на Наташу. Взглянул жестко, враждебно. Она вздрогнула.

    – Все знаю про твои похождения,– процедил он сквозь зубы.– Пошли!

    – Никуда я не пойду,– тщетно пытаясь придать своему голосу твердость, ответила девушка.– Я Андрея люблю.

    Руслан выругался, шагнул к Наташе, схватил за воротник и рывком поставил на ноги.

    – Ты что делаешь! – воскликнула Ырыс.– Отпусти ее!

    Доцент вытаращил глаза, промычал что-то нечленораздельное и постарался подняться. Ему удалось встать на четвереньки.

    – Мер… завец …  Да я… – залепетал он.

    Руслан со всей силы ударил его ногой два раза под ребра. Доцент охнул и растянулся без чувств. Наташа вскрикнула.

    – Э, э! Потише! – сказал, вставая, Канай.

    Митрич молча и хладнокровно наблюдал за происходящим.

    Двое в кожаных куртках отделились от машины и двинулись к ним. Руслан, не обращая на Ырыс  и Каная внимания, подзатыльниками, пинками погнал Наташу к автомобилю. Светка побрела за ними.

    – Шакал!  – в бессильном гневе крикнула Ырыс.

    Наташу затолкали на заднее сиденье, усадили Светку и уехали.

     

     

                                                                                                                                                                                                 11

     

    Когда утром Доценту рассказали, что произошло – сам он мало что помнил,– он сжал кулаки.

    – Я его убью! Встречу – убью!.. Как же вы допустили? Канай!

    Тот смущенно молчал.

    – А что он мог сделать? Один против таких амбалов,– заступилась за него Ырыс.– Да еще и вооруженных, наверно… Ийи-и,– она вдруг показала на дорогу.– Опять они.

    Подъехал автомашина, затормозила.

    – Нет, не та, скажем так, марка,– определил Канай.

    Из машины вылез невысокий светловолосый человек в очках. Это был Петров. Он подошел, поздоровался.

    – Вот ты где, Андрей,– проговорил он уныло.– Я так и думал… – Он посмотрел на пустые бутылки.– А ночью-то дачи обокрали. Пока ты здесь… – Петров не договорил. Махнул рукой. Глядя мимо Доцента, добавил:– Будем другого сторожа искать…   А я за тебя поручился. Думал, ты порядочный человек.– Он понуро зашагал к своей машине, сел и уехал.

    – Э-эх! – словно из самой глубины души выдохнул Доцент. Он заполз в ворох грязного тряпья в углу и укрылся с головой. Наступило молчание.

    То и дело налетал сырой, пронизывающий ветер. Канай посмотрел на низкое темное небо.

    – А похолодало.

    Словно в подтверждение его слов Ырыс закашлялась.

    – Погода джаман,– согласился старик.– Пора отсюда сматываться. Сейчас самой рисковое время. В  первые морозы больше всего замерзают…

    – Мы с Ырыс в приют пойдем, в «Коломто». Ей простужаться нельзя. Скажем так.

    – Там же больше десяти дней не держат.

    – Если попросить, не выгонят. Я у них всю прошлую зиму прокантовался. В холода не выгоняют. Они же там тоже, скажем так, люди. Пойдем с нами, Митрич.

    – Нет, я одно место на теплотрассе знаю. Там зимую. А ты, Доцент, куда? А? Пойдем со мной, Доцент!

    – Пока здесь останусь,– донеслось из угла.

    – Думаешь, она вернется?  – Ответа не последовало.– Не жди. От таких не убежишь…– Митрич немного помолчал, добавил: – Смотри, сдохнешь ты тут, Доцент. Замерзнешь.

    – Сдохну так сдохну.

    – Сейчас главное – момент не упустить,– продолжал старик.– В прошлом году мы на теплотрассу вовремя не перебрались. Как-то бухнули хорошо. А в тот вечер тепло было, даже душно…

    – Иногда перед снегом так бывает,– вставил Канай.

    – Во-во. Один, Ленька, даже укрываться не стал. «Жарко мне, я сибиряк».  Ладно. А ночью…

                     – Я хочу сдохнуть!  – невпопад выкрикнул из-под тряпья Доцент.

    – … снег выпал,– продолжал как ни в чем не бывало старик.– Просыпаемся – холодрыга. Вокруг белым-бело. Смеемся: «Небось вспотел, сибиряк?» Молчит. Смотрим – а нет уже Леньки. Он уже труп. Замерз сибиряк…

    Какой-то шелестящий звук слышался все явственнее и явственнее. Это на обрывки бумаги и полиэтилена сыпалась ледяная крупа.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: v_nolletov
    Категория: Триллер
    Читали: 155 (Посмотреть кто)

    Размещено: 17 июня 2015 | Просмотров: 298 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (18 июня 2015 13:48)
    Вы бы лучше продолжение "Учитель жизни" на сайте издали, а не одно и тоже по несколько раз!


    Комментарий 2 написал: v_nolletov (18 июня 2015 20:43)
    Это целая история. Часть этой повести загадочным образом на сайте исчезла. Пришлось пропавшую часть добавить под названием "Без определенного местожительства... 2". И снова часть публикации пропала. Пришлось снова публиковать, под названием "Без определенного местожительства... 3". Но тройку почему-то убрали. Добавить ее в заглавие не получается.

    Добавил тройку в анонс, хотя это не выход.

    А "Учителя жизни" я хочу переделать. После этого опубликую.


    Комментарий 3 написал: S.Marke (19 июня 2015 12:08)
    Да что же у вас у всех проблемы с клубом - вы не первый, кто на это жалуется. Может ресурс конечно перегружен, но может что нибудь с интернетом не так или сам комп глючит, я потомучто сам лично с такими вещами не сталкиваюсь.


    Комментарий 4 написал: evamarkellina (23 июня 2015 18:09)
    Грустный конец получился, но вернее заставляет задуматься.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.